Елена Привалова-Эпштейн

Елена Привалова-ЭпштейнЯ родилась в Оренбурге в 1982 году в обычной пролетарской семье. Мама всегда стремилась дать нам хорошее образование и, к слову, вся ее зарплата уходила на наше дополнительное образование – я и моя старшая сестра занимались музыкой и танцами, а брат боксом. Даже в тяжелые 90-е годы, когда у всех были проблемы с заработком, мои родители продолжали вкладываться в наше будущее…
Окончив музыкальную школу, я поступила в Оренбургский музыкальный колледж, где мне очень повезло заниматься у лучших педагогов – Раиса Афанасьевна Кравченко (музыкально-теоретические дисциплины) и Ирина Георгиевна Цыкунова (фортепиано). В моем родном городе в ту пору не было еще ни одного органа, но уже тогда я заслушивалась органной музыкой, однако не могла себе представить, что когда-то сама стану органисткой. Я мечтала учиться в лучшем российском музыкальном ВУЗе – Московской консерватории, но предполагала, что у меня недостаточно данных для поступления на фортепианный факультет, и тогда я решила пожертвовать исполнительской карьерой и поступать на музыковедческое отделение. Однако, спустя пару лет обучения в консерватории, я поняла, что музыковедение, это здорово, но мне необходимо исполнительское искусство. Оказалось, что возможно дополнительно заниматься на органе и так, когда мне был 21 год, я начала играть на инструменте своей мечты и можно сказать, своей судьбы…

epe3В 2007 я окончила Московскую консерваторию по музыковедению, а в 2008 по органу, а затем поступила в аспирантуру уже только на орган. Мое профессиональное восхождение началось с момента начала занятий с выдающимся российским органистом – Алексеем Шевченко. К тому времени мне уже было 29 лет. Я успела поработать в разных направлениях – журналистом в издательском доме Бурда, стилистом, администратором у известного российского фотографа, директором в камерном оркестре, менеджером в сфере PR-коммуникаций, и даже в Министерстве культуры (в музыкальном отделе), в экспертном совете театрального фестиваля «Золотая Маска», а также я организовала и уже успешно проводила свой летний фестиваль «Органные вечера в Кусково». И вот к 29 годам, я поняла, что или сейчас изменяю свою жизнь и начинаю жить только музыкой, только органным исполнительством и полностью отказываюсь от администрирования или же наоборот полностью погружаюсь в мир чиновников…

epe1С этого периода я начала ежедневно заниматься по 6-8 часов в день, чтобы наверстать упущенное, значительно увеличить свой репертуар; готовилась к нескольким серьезным органным конкурсам, посещала мастер-классы выдающихся органистов в Германии. К тому времени у мня уже были сольные концерты, но я их серьезное не воспринимала, поскольку понимала, что нужно еще учиться и учиться…

К моменту переезда в Латвию (муж рижанин) я уже уверенно себя чувствовала в профессиональном плане и потому, мне здесь было не сложно сразу влиться в органную среду. В Латвии много органистов, но органов еще больше! Я думаю, что в мире больше нет такой страны, где бы на такое небольшое количество жителей приходилось бы столько органов, – около 300! И почти все исторические. Можно сказать, что это рай для органистов! Взять только самые большие органы в Европе – знаменитый орган Домского собора, и еще больший по размерам орган в церкви св. Троицы в Лиепайе. На этих органах стремятся играть все органисты мира, а теперь они доступны мне… К моему продвижению в Латвии прямое отношение имела моя коллега Кристина Адамайте, которая рекомендовала мня, в частности, в Домский собор. Кристина великолепная органистка и она много и успешно играет как сольные, так и ансамблевые программы.

В ноябре 2014 года (спустя год моего пребывания в Латвии), меня пригласили в церковь св. Павла. Пастор Диртс с энтузиазмом воспринимает мои идеи, и так, я ежемесячно провожу один сольный концерт в церкви, а также одни концерт для детей, на котором я рассказываю об устройстве органа, знакомлю с органной музыкой. Подобные концерты нашли отклик не только у детей, но и у взрослых, которые прежде тоже никогда не видели устройство органа, не предполагали, как на нем играют, что есть разные регистры (трембры). Недавно подобный формат по просьбе Саши Павловской (она также недавно переехала в Латвию, соц.работник) я провела для инвалидов. Подобные форматы концертов проводить в России затруднительно, так как большинство органов находится в концертных залах, в которых очень большая аренда и все проекты сразу становятся коммерческими. В Латвии другой крен, практически все проводится благотворительно и порой, я задаюсь вопросом, а смогу ли я здесь зарабатывать или все мои доходы так и будут поступать только от гастрольной деятельности. В отличие от своих коллег и друзей-музыкантов, я не стремлюсь к педагогической деятельности, меня интересует исключительно сольное исполнительство. Однако играю и ансамбли. Рада, что в Ригу также переехала виолончелистка Ирина Вылегжанина, с которой мы уже регулярно выступаем в разных церквях. Иногда думаю о продолжении своей административной деятельности уже в Латвии, например, организовать здесь какой-то свой фестиваль, но всегда что-то останавливает и понимаю, что нельзя размениваться, необходимо четко следовать выбранному пути.

Comments

comments